Смилла и ее чувство снега

greenland-free

 

Этот роман датского писателя Питера Хёга, завоевавший несколько литературных наград, в сущности детектив, а посему ему, вроде бы, не место в рубрике Нелегкое Чтиво. Но роман полон размышлений об одиночестве человека, своеобразной философии. Например – «Нет никого более скрытного, чем дети, и ни у кого нет большей потребности быть скрытным. Это своего рода реакция на мир, который постоянно пытается открыть их с помощью консервного ножа, чтобы посмотреть, что же у них там внутри, и не надо ли заменить это более подходящим содержимым». Это размышление главной героини Смиллы в ее любви к маленькому и такому же одинокому гренландскому мальчику, которого она так хорошо понимает и чувствует.

И еще роман наполнен снегом. Он вместил в себя огромный белый остров под названием Гренландия. Мое личное ощущение, что детективная форма – это просто фантик, в который Питер  Хёг завернул Гренландию, мимо которой читатель иначе равнодушно прошел бы мимо.

Остров, о котором большинство из нас мало что знает. А я и вовсе ничего не знала. Пару лет назад мы совершали длительный перелет, где перед пассажиром, сидящим в кресле, на экране прокладывается маршрут. И на этом маршруте видно было огромное белое пятно без точек городов, без цвета. И только в левом нижнем углу под единственной точкой было написано Готхоб. Я записала это название, чтобы потом в инете найти информацию о городе и, возможно, ответ на вопрос – а сколько же там людей живет, и как они выживают.

И вот теперь, в книге я неожиданно получила этот ответ и информацию, которую вообще не ждала. Познакомилась с таинственной землей, где зимой «чтобы пописать, женщинам приходится, накрывшись одеялом, разжигать примус, иначе вообще невозможно снять штаны, не получив в ту же секунду обморожения», с эскимосами и их отношением к Дании, частью которой сейчас является Гренландия. И в этом бонус романа, чьей главной героиней является полукровка Смилла, выросшая в Гренландии и влекомая туда своими полу-эскимосскими генами. Да, вторая половина романа будет более детективной, а окончание будет не самым сильным на мой взгляд. Но в романе столько всего манящего, что не отпускает потом и создает особое настроение, что он, безусловно, заслуживает внимания и стоит того времени, которое вы проведете за чтением более 500 страниц. Это роман послевкусия.

Вот еще из любимых цитат:

“Расстояние в Северной Гренландии измеряется в sinik – “снах”, то есть числом ночевок, необходимых для путешествия… Sinik – это не расстояние, не количество дней или часов. Это и пространственная и временная категория, понятие из области пространство-время, которое передает совокупность пространства, движения и времени, являющуюся само собой разумеющейся для эскимосов, но не поддающуюся передаче ни на один европейский разговорный язык…”

Сколько же мы теряем в мироощущении, как мало мы сейчас связаны с миром, где живем уютно и цивилизованно, казалось бы раскрыв почти все его тайны. Об этом всегда задумываюсь, читая  подобное. Хочется сразу написать об ощущении времени индейцев майя, но это позже, в статье о путешествии в Мексику… Пока лучше продолжу.

«Сопротивление льда слишком сильно, чтобы стоило стремиться к его покорению.
В 100 милях к северу паковый лед лежит словно стена, через которую ничто не может пробиться. К востоку высятся прочно замерзшие айсберги, отколовшиеся от ледника Якобсхаун. За один год с него сползли 1000 айсбергов, 140 млн тонн льда, вставшего между нами и землей как застывшая цепь гор на расстоянии 75 морских миль от берега. В любой момент времени на четвертой части мирового океана есть плавающий лед, пояс дрейфующего льда в Антарктиде составляет 20 млн кв.км, вокруг Гренландии и Канады – от 8 до 10 млн кв. км.
И все же они хотят покорить лед. Они хотят плавать по нему, строить на нем нефтяные платформы и таскать столообразные айсберги от Южного полюса до Сахары, чтобы орошать почву в пустынях.
Есть проекты, в которых меня совершенно не интересуют предварительные вычисления. Пустая трата времени – пытаться рассчитать неосуществимое. Можно попытаться жить со льдом. Нельзя жить против него или пытаться переделать его и жить вместо него».

И это в том числе сказано о ней, героине романа, так любящей и чувствующей снег и лед, и упорно идущей к своей цели.

You may also like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *